+7 (812) 245-05-35; +7 (921) 951-42-37;
Новости
Самые последние новости от нас и наших партнеров
14-10-2021
В столице Татарстана состоялся семинар-совещание с руководителями РООР ФКЦ РОС
05-09-2021
Всероссийский конкурс Программы «100 лучших товаров России»
04-08-2021
на наши объекты мышь не проскочит!
В столице Татарстана состоялся семинар-совещание с руководителями РООР ФКЦ РОС

6-7 октября 2021 года в г. Казани состоялся очередной семинар-совещание руководителей региональных объединений работодателей Общероссийского отраслевого объединения работодателей в сфере охраны и безопасности «Федерального координационного центра руководителей охранных структур»

В работе семинара, прошедшего под председательством Президента ФКЦ РОС, руководителя Комиссии по охранной деятельности «ОПОРЫ РОССИИ» Александра Козлова, приняли участие: Заместитель начальника управления лицензионно-разрешительной работы Главного управления государственного контроля и лицензионно-разрешительной работы Федеральной службы войск национальной гвардии Российской Федерации Андрей Аванесов; ВРИО начальника отдела анализа и обеспечения централизованных закупок Государственного комитета Республики Татарстан по закупкам Алина Валеева; ВРИО заместителя начальника Управления – начальник центра лицензионно-разрешительной работы Управления Федеральной службы войск национальной гвардии Российской Федерации по Республике Татарстан Эдуард Гафуров; заместитель председателя Общественной палаты Республики Татарстан Тимур Кадыров; начальник правового отдела Государственной инспекции труда в Республике Татарстан Евгений Беседин; заместитель председателя Союза «Торгово-промышленная палата Республики Татарстан» по экономическим вопросам Сергей Карпухин; ВРИО заместителя начальника отдела № 3 Управления ФНС России по Республике Татарстан Айрат Латфуллин; представитель Уполномоченного при Президенте Российской Федерации по вопросам защиты прав предпринимателей в сферы негосударственной безопасности Евгений Лыкин; заместитель руководителя Управления Федеральной Антимонопольной службы по Республике Татарстан Алмаз Яфизов, руководители территориальных подразделений ФКЦ РОС, руководители частных охранных организаций из 62 регионов России.

Полная версия на сайте ГардИнфо
Всероссийский конкурс Программы «100 лучших товаров России»

По итогам регионального этапа Всероссийского конкурса Программы "100 лучших товаров России" в Санкт-Петербурге победителями признано 25 товаров и 19 предприятий

ООО "Охранное предприятие "Дом МОД - охрана" признано победителем в номинации "Услуги для населения" в категории "Пультовая охрана"

на наши объекты мышь не проскочит!

Немного юмора и котиков :)

Почему в Израиле невозможны расстрелы в школах

Трагедия в Казани вновь подняла вопрос о том, стоит ли ужесточать в России оборот оружия. И вновь, как и в прошлые разы, как защитники, так и противники права на владение оружием приводят в пример зарубежный опыт. О  своём опыте рассказал Константин Поживилко, изучивший этот опыт не по публикациям в интернете, а на своём примере.


Моя учёба в школе пришлась на 90-е, когда ещё оставались сильны советские традиции. Учителя старались беседовать с нами по душам, если надо, приходили домой, случись что – вызывали родителей. Потом мы уеха­ли в Израиль, и последние три класса я заканчивал там. В израильской школе чуткости было значительно меньше, а вот контроля несоизмеримо больше. Когда у меня начались сложности с успеваемостью, мне на два дня вызвали психолога. Тесты показали, что у меня дисграфия, после чего орфографические ошибки перестали влиять на мои оценки. Не исключаю, что без такой корректировки у меня могли бы возникнуть серьёзные психологические проблемы, которые непонятно как отразились бы на моём отношении к школе и соученикам.

Психологи в школе работали и правда всерьёз. Ребят с психическими отклонениями вычисляли сразу. Кроме того, любая шалость, или, как нынче говорят, малейшее проявление девиантного поведения, сразу фиксировалась в личном деле учащегося. Причём эта информация никуда потом не пропадала – с ней впоследствии могли ознакомиться врачи, полицейские, члены приёмных комиссий вузов, а также кадровики госкомпаний.

Самую серьёзную проверку израильские юноши проходят при призыве в армию. Досье, собранное в школе, там изучают от и до. Плюс спецслужбы ещё могут что-то добавить от себя. В России информация о таких рисках, как наркомания, алкоголизм, хулиганские проявления и т.д., разбросана по разным ведомствам – о чём-то знают врачи, о чём-то полиция. В Израиле ты весь на виду. Впрочем, даже там не дают гарантии, что псих-одиночка не может вдруг появиться из ниоткуда. Потому учеников тренируют быть готовыми к нападениям. Школьников учат швырять в вошедшего в класс стрелка всё, что только попадётся под руку, и толпой валить его на землю. А учитель знает, что, услышав стрельбу, он должен встать у двери и, как только нападающий войдёт, треснуть его по голове чем-то тяжёлым.

Нет опасности? Нет оружия!

И всё же самым главным заслоном от вооружённых психов считается строжайший контроль над оружием. От свободного владения оружием в России сплошной вред. Заявляю это как человек, который оружие очень любит и три года прожил в обнимку с автоматом. При малейшей возможности еду в тир пострелять, всячески поддерживаю идею создания стрелковых клубов. Нравится стрелять – покупай «ствол», арендуй в клубе сейф и храни оружие там. Не хочешь покупать – стреляй из клубного. Потому что оружие дома – это только иллюзия безопасности.

Защитники «священного права владения оружием» часто ставят в пример Израиль, где вооружённые прохожие порой сами убивали террористов. Но, во-первых, таких случаев немного – куда меньше числа погибших в случайных разборках или при неосторожном обращении с оружием. Во-вторых, оружие в Израиле в отличие от России разрешают приобретать только тем, кому грозит реальная опасность. Например, живущим рядом с арабскими деревнями. А жителю города оружия не видать как своих ушей – считается, что его защищает полиция и система видео­наблюдения, распознающая лица даже в масках. При этом обладатели оружия, даже если они самые крутые «спецы», должны регулярно подтверждать лицензию. А это не так то просто – нужно не только показать меткость стрельбы, но ещё пройти врачебные и юридические проверки. Разве это не логично? Почему у нас в России, для того чтобы получить водительские права, надо учиться несколько месяцев, а помповое ружьё можно купить без всяких навыков?

Кунгурский городской суд приговорил 17-летнего студента к шести годам заключения за подготовку массового убийства в школе. Молодой человек приобрёл оружие и изготовил взрывные устройства для нападения, но на его след вышли сотрудники правоохранительных органов.

После развала СССР, разрешая гражданам покупать оружие, у нас говорили, что так мы приближаемся к демократическим странам. Хотя в качестве примера брали лишь США, где право на владение оружием сложилось исторически, став частью менталитета. Это бездумное копирование чужого опыта сделало его для нас катастрофическим. За столетия американцы выработали умение и культуру обращения с оружием, там создана мощная инфраструктура для обучения стрелков. Россия же, как часто бывает, позаимствовала худшее, и наживающиеся на этой системе всеми средствами хотят это худшее сохранить.

Хотя ведь можно было взять за основу опыт Канады, где решили, что государство должно само защищать граждан от преступности и не делить с ними эту ответственность. В итоге даже в таком мегаполисе, как Торонто, убийства с применением огнестрельного оружия – редкость и сенсация. И происходят они в основном среди этнических сообществ. При этом правоохранители до педантичности внимательны даже к малейшим происшествиям. Простой разговор на повышенных тонах – основание для вызова полиции, которая сперва наденет наручники, а потом уже станет выяснять, чем ты недоволен и почему так громко разговариваешь. Когда мне кто-то ключом провёл по крылу автомобиля, канадские приятели на полном серьёзе посоветовали обратиться в полицию. Через неделю мне позвонили оттуда и сообщили, что две ночи на парковке проводилась засада, однако зло­умышленника, увы, не поймали. Но расследование всё равно будет продолжаться, хоть и не в столь активном режиме. Может, потому канадцы и не жаждут приобретать оружие, зная, что им никто никогда не скажет: вот когда убьют, тогда и звоните?

Никаких травматов

Имея российский, израильский и канадский опыт, я уверен: оружие должно оказываться в руках только правильных людей. И пока государство не может обеспечить стопроцентную уверенность в человеке, оружие не стоит выдавать вообще. Поэтому надо выполнить волю подавляющего большинства граждан и всё оружие для так называемой самообороны полностью изъять, включая «хулиганствующие» травматы. Такое оружие только провоцирует, а не защищает. Недаром чуть ли не каждый день новостная лента приносит массу сообщений о вооружённом насилии. Водитель насмерть застрелил пешехода, который, по его мнению, недостаточно быстро переходил дорогу. Охранник супермаркета ранил 10-летнего мальчика, катающегося на самокате…

Оружие должно остаться в спортивных клубах и в тирах. Ну и, конечно, у охотников, но охотников настоящих. Во всём мире охота – это увлечение для богатых и законопослушных людей, при этом строго регулируемое. Мой приятель в Канаде купил лицензию на рыбную ловлю. Ему и в голову не могло прийти, что ловить можно только в отдельных зонах гигантского озера. В итоге заплатил крупный штраф и едва не лишился нового «Лексуса», который, как и удочки, был отнесён к орудиям браконьерского лова. Что уж говорить об охоте в Канаде. Попробуй там получи лицензию на оружие и отстрел. А забудешь об одном из строгих правил – например, не наклеишь на рога убитого оленя заранее полученные наклейки, – об охоте забудешь навек.

Любой самый незначительный проступок – скандал с женой или соседом, ружьё в руках выпившего – должен влечь за собой пожизненный запрет на владение оружием и у нас. Без психиатра же понятно, что товарищ неадекватен. Хотя, может, начинать вообще надо с другого? Со снижения уровня разобщённости и агрессивности в обществе. Стимулирования законопослушности и социальной ответственности. Ликвидации коррупции. Глубокой реформы правоохранительной сферы. Создания системы психологической помощи населению, учащей избегать конфликтов. А там и о владении оружием можно поговорить.

 

Уличные камеры не помогли

Человек с ружьем, расстрелявший школьников в Казани, прошел по улицам незамеченным. Почему его не задержала полиция, знает глава компании «Недремлющее око» Леонид Стариков.

 


 
Можно я внесу крупицу здравого смысла по поводу стрельбы в казанской школе? Когда все это случилось, появилось много статей с вопросом, зачем нужны все эти камеры и система «Безопасный город», призванная использовать их данные, если человек ходит с ружьем по городу средь бела дня, а тревожных сигналов в полицию не поступает.
Школьных психологов, буллинг, вооруженную охрану, справки от психиатров и оружейное лобби трогать не будем, ибо мое мнение в этих вопросах обывательское — нет смысла его высказывать.
Другое дело — обученные нейросети и тревожные сигналы из-за оружия.
Комплекс «Безопасный город» в том виде, который прописан в его уставе, попросту не существует. Нет ни одного города, где работал бы единый центр мониторинга для транспортников, силовиков, МЧС, Рослесхоза, Роснедр и так далее. При этом камеры есть у всех служб и ведомств.
Допустим, камера ЕДДС Минтранса, стоящая на перекрестке, увидела человека с ружьем. Что дальше?
Тревожного сигнала не будет по двум причинам. Первая — самая важная и универсальная: в камеры никто не смотрит. Никогда. Ни полиция, ни МЧС, ни ЧОПы, ни парковщики, ни ТСЖ — вообще никто. Сейчас это просто нереально физически. Камер так много, что их уже не используют как инструмент непосредственного наблюдения. Чаще всего в камеру смотрят ситуативно. Например, человек позвонил в домофон, и охранник отреагировал на звонок. Исключение — слежка за объектом, маршрут которого известен. В остальных случаях запись с камер изучают, когда инцидент уже произошел и нужна информация.
Чтобы видеонаблюдение предупреждало об опасности, в камеры должны смотреть роботы, то есть нейросети. К этому мы еще вернемся.
Вторая причина, почему камера ЕДДС не отреагирует на ружье, — в том, что Минтранс за ружья не отвечает. Если нет аварий, пробок и машина не сбила пешехода, Минтранс больше ничего не интересует. Это нормально — у ведомства свои регламенты, свои задачи и свои инструменты для их решения. И так в каждом случае. Если парень с ружьем попадет на двадцать разных камер, которые принадлежат частным лицам, бизнесу или ведомствам, не отвечающим за охрану порядка, никакой тревоги не случится. Зато в соцсетях появятся кадры с комментариями: «зачем тогда вообще нужны камеры?».
Решение этой задачи уже есть — и концептуальное, и техническое. Концептуально — это платформа «Безопасный город», которая в общем мониторинговым центре объединяет устройства слежения всех ведомств. Проблема в том, что пока это только на бумаге и дай бог, если реализовано процентов на десять.
Техническая сторона еще интереснее. Дело в том, что почти у каждой IP камеры есть три видеопотока. Первый — изображение на мониторе, второй — запись в архив, третий — запасной. Чтобы создать единый мониторинговый центр, можно просто забрать свободный третий поток со всех нужных камер. Без технических сложностей не обойдется, но найти решение можно.
Из этого следует одно очень важное обстоятельство.
Если после трагедии вы задавались вопросом — чем лично я мог помочь, то ответ есть. Фактически частных камер в сто раз больше, чем государственных — об этом говорит статистика продаж моего предприятия. На 100 камер в магазинах, ЖК, квартирах и так далее приходится одна камера в полиции, школе или поликлинике. Понятно, что такая выборка не репрезентативна, но достаточно пройти по улице и посчитать камеры, чтобы убедиться — картина именно такова. Так вот, если общество в лице владельцев камер объединится и позволит использовать условно бесплатный третий поток со своих устройств, мы получим мощнейший инструмент безопасности, превосходящий по своим возможностям решения от государства.
Ок, допустим, общество проявило сознательность — все отдали третьи потоки, а государство объединило свои камеры в центре мониторинга и интегрировало третьи потоки с частных камер. Это позволило бы предотвратить расстрел в Казани? Ответ — нет.
Объединенная система выдаст тревожный сигнал на вооруженного человека, если к камере подключена нейросеть, обученная определять оружие. Но такая нейросеть — далеко не самая необходимая.
Сейчас я объясню почему.
Когда строишь систему в условиях ограниченных ресурсов (деньги, пропускная способность канала, процессорная мощность для обработки видеопотока), приходится выбирать наиболее востребованные и ценные нейросети. Во всем мире сети в первую очередь распознают автомобильные номера (угоны машин), лица (розыск преступников), оставленные без присмотра предметы (возможность теракта), скопления людей (массовые беспорядки), дым/огонь (пожары, в том числе лесные), пересечение периметра, вторжение в зону, наличие каски и униформы (охрана труда) плюс куча разных маркетинговых нейросетей, изучающих очереди, тепловые карты, выкладку товара и прочее.
Как видите, распознавание оружия не в приоритете. Уже потому, что в 99% случаев камеры будут реагировать на оружие силовиков, и эти 99% сигналов будут ложными, что делает применение такой нейросети практически бессмысленным.
То, что казанский стрелок попал в объективы камер, не могло предотвратить трагедию. Причин тому — четыре:
В камеры никто не смотрит.
  • Камера не передает сигнал в органы охраны правопорядка.
  • Нет ресурсов — запредельно дорого прицепить нейросеть на каждую камеру.
  • Нет смысла (в данном контексте) обучать нейросеть определять оружие.
К сожалению, универсального рецепта защиты против школьных стрелков и террористов-смертников сегодня не существует. Есть только сотни маленьких обстоятельств, которые влияют на конечный результат.

Материал с сайта "ГардИнфо"

В Москве состоялся II cъезд ФКЦ РОС

15 апреля в Москве состоялся второй cъезд Общероссийского отраслевого объединения работодателей в сфере охраны и безопасности «Федеральный координационный центр руководителей охранных структур» — крупнейшей общественной организации, объединяющей в своих рядах более 740 частных охранных организации России. В работе съезда приняли участие более 127 делегатов, представляющих практически все регионы Российской Федерации. В президиум Съезда вошли: депутат Государственной Думы Федерального собрания Российской Федерации, председатель комитета Государственной Думы по информационной политике, информационным технологиям и связи Александр Евсеевич Хинштейн, начальник Главного управления государственного контроля и лицензионно-разрешительной работы Федеральной службы войск национальной гвардии Российской Федерации Анатолий Анатольевич Маликов, заместитель начальника Главного управления государственного контроля и лицензионно-разрешительной работы Федеральной службы войск национальной гвардии Российской Федерации Константин Геннадьевич Пучков, начальник отдела надзора и контроля в сфере охраны труда — главный государственный инспектор труда Управления осуществления федерального надзора в сфере труда Федеральной службы по труду и занятости Арсений Васильевич Назаров, заместитель начальника отдела расследований Контрольно-финансового управления Федеральной антимонопольной службы Полина Геннадьевна Савина, заместитель начальника управления лицензионно-разрешительной работы Главного управления государственного контроля и лицензионно-разрешительной работы Федеральной службы войск национальной гвардии Российской Федерации Андрей Гарривич Аванесов и заместитель начальника отдела Управления контроля размещения государственного оборонного заказа Федеральной антимонопольной службы Светлана Васильевна Яковлева.

Полная версия на сайте "ГардИнфо"

Стандартизация антитеррористической и охранной деятельности.
25 марта состоялось заседание технического комитета по стандартизации антитеррористической и охранной деятельности"
О сайте

Уважаемые клиенты, мы серьезно обновили наш сайт и добавили новые номера телефонов, по которым вы можете всегда связаться с нами. Меню сайта  поможет вам быстро сориентироваться и получить ответ на нужный вопрос в кратчайшие сроки. Кроме того, вы можете воспользоваться абсолютно конфиденциальной формой обращения к нам. Мы постоянно улучшаем качество наших услуг и предоставляем новые. В последнее время одной из наиболее востребованных услуг является паспорт антитеррористической защищённости. Вы можете больше узнать об этом в соответствующем разделе сайта. Если у вас появилась заинтересованность в этой услуге, мы рекомендуем связаться с нашими специалистами.